назад

 

Б.Л. Берри

ВЕЧНАЯ МЕРЗЛОТА В РЕГИОНАЛЬНЫХ И ГЛОБАЛЬНЫХ КЛИМАТИЧЕСКИХ МОДЕЛЯХ

Восстановленный по годовым кольцам деревьев ряд среднегодовых  температур приземного воздуха северного полушария за последние 1000 лет позволил создать климатическую модель, представленную суммой 14-ти стабильных колебаний с периодами от 7 до 1029 лет. Сопоставление модели с независимыми гелио-геофизическими данными свидетельствует о надежности ее руконструкций и прогнозов. Среднегодовые полушарные температуры являются основным обобщенным климатическим показателем. Их модель позволяет получать реконструкции и прогнозы годовых температур северных  регионов, а при наличии региональных рядов мерзлотных наблюдений – прогнозы и реконструкции региональных мерзлотных характеристик почво-грунтов. В работе приведен пример  модельной реконструкции и прогноза параметров температурного режима грунтов Тазовской лесотундры. Через 300 лет в результате похолодания на Земле возникнут условия, необходимые для быстрого перехода к новой ледниковой эпохе длительностью около 90 тысяч лет. Для сохранения цивилизации человечество должно разработать методы искусственной стабилизизации климата.

PЕRMAFROST IN THE REGIONAL AND GLOBAL MODELS

B. L. Berry (Berri)
Permafrost International. Inc. Ottawa, Canada, borisberri@hotmail.com

 The series over the past 1,000 years of average surface air temperature of the Northern Hemisphere, refurbished from tree rings, has allowed to create a climate model, which is the sum of 14 stable oscillations with periods from 7 to 1029 years. Comparison of the model with independent data of helio-geophysical sequences indicated the reliability of model’s reconstructions and forecasts. Annual mean hemispheric temperatures are a universal climatic indicator. Their model allows generating reconstructed and forecasted annual temperatures for different northern regions. In the case of the presence of regional series of the of permafrost observations it is possible to forecast and reconstruct the regional characteristics of frozen soils in diverse landforms. There is an example of modeled reconstruction and prediction of permafrost characteristics of topsoil in Taz forest-tundra. After 300 years as a result of the climate cooling the Earth will encounter conditions, which are necessary for a rapid transition to a new glacial period lasting about 90 000 years. To save civilization, mankind must develop methods of the artificial stabilization of the modern climate.

Краткая история вопроса

Первая реконструкция и прогноз среднегодовых температур воздуха и мерзлотного режима грунтов севера Западной Сибири [19] были сделаны с помощью модели прироста лиственниц Тазовской лесотундры в 1980-е годы [17]. Большинство исследователей в то время полагали, что в зонах избыточного увлажнения и недостатка тепла, в тундре и лесотундре, временные вариации прироста деревьев определяются только термическими условиями периода вегетации [32]. Только в конце ХХ века без объяснения причин западными учёными был признан факт, что существуют связи между специально подобранными дендрохронологическими рядами и среднегодовыми глобальными (региональными) температурами, которые могут использоваться для палеоклиматических реконструкций [45].
Но еще в конце 1970-х -  начале 1980-х впервые было показано, что можно найти локальные дендрохронологические ряды, отражающие изменения региональных мерзлотных характеристик [17, 19, 28] и среднегодовых аномалий температур северного полушария (ТСП). Репрезентативный ряд (1660-1965 гг.) для модельной реконструкции и прогноза ТСП был получен из радиального прироста лиственниц сухих местообитаний низовья р. Оби [18]. То есть прогнозы этой климатической модели ТСП работают с 1965 г., года окончания первичного ряда. Метеорологическое обоснование возможности существования подобных связей появилось позднее [25]. Затем колебательная (гармоническая) модель ТСП была дополнена стабильными природными периодами в 515 и 1029 лет [6, 39], выделенными из ряда прироста деревьев за 1000-1992 годы [42].


Фальсификации техногенной климатологии


Обсуждая климатические прогнозы, нельзя скрывать факт, что климатология стала составной частью политики глобализации и, естественно,  ее коррупционных методов, не имеющих ничего общего с наукой [47].  «Заботясь о климате» можно  поставить под контроль экономику отдельных регионов, стран и создать мировое правительство [21, 29].
Киотское лобби  России не отстает от лобби «развитых стран» ни по количеству, ни по качеству в подделке фактов, предоставляемых руководству страны и населению, точно также оно не допускает в печать материалы, противоречащие «индустриальному потеплению»,  замалчивает ранее опубликованные в СССР и в России климатические и другие прогнозы, отрицающие «техногенное потепление» [6, 18, 20, 39].
Это лобби включает в себя, в частности,  многих ведущих климатологов Секции ОФАГ ОНЗ РАН и МЧС.  Руководитель упомянутой Секции РАН академик В.М. Котляков, используя надуманные причины и неконституционное право отвечать на не ему адрессованные письма,  не пропустил письмо-предупреждение автора, направленное в начале и в середине 2008 г Президентам России, о будущих климатических изменениях и опасных годах с повышенным числом чрезвычайных событий разного генезиса [10, 11]. Отсутствие специальной подготовки страны к этой череде опасных лет безусловно увеличило ущерб, нанесенный России опасными событиями в последние годы, о которых постоянно сообщается в новостях. Опасная ситуация сохранится и в 2012 году [10, 13].  
Вместо подготовки к опасным годам по инициативе руководства Секции РАН была составлена и утверждена Климатическая доктрина Российской Федерации [24] и было проведено Заседание Совета Безопасности РФ от 17 марта 2010 года «О мерах по предотвращению угроз национальной безопасности Российской Федерации в связи с глобальным изменением климата» [23].  Поскольку техногенные теории изменения климата не имеют физического обоснования [10, 47] и поскольку ведущие климатологи Секции РАН не умеют прогнозировать изменения климата [31], то и политические документы любого уровня, использующие эти «теории» и отсутствия умений, не имеют никакого смысла и могут принести только вред.
«Показательно, что некоторые видные экологи России несколько лет назад – в период, когда необходимо было заманить Россию в Киотский протокол, ласкали через СМИ слух простого обывателя сладкими прогнозами о том, что вот-вот наша страна будет делать кучу денег из воздуха и всем будет счастье. Для этого, якобы, достаточно только подписать Киотский протокол. Накануне климатической конференции в Копенгагене эти же самые люди инициировали громкие разбирательства в прессе по поводу того, что правительство ничего не сделало для того, чтобы заработать на киотских механизмах. Поэтому, по их словам, необходимо присоединиться к «посткиотским» договоренностям и постараться наверстать упущенную прибыль уже там. Но непосредственно на самой конференции, видимо расслабившись в кулуарах, они уже заявляли о том, что, собственно говоря, никто российских углеродных квот покупать не собирался с самого начала» [30].
Россия в состоянии и должна не допустить «посткиотское» соглашение просто своим не участием в этом коррупционном проекте. Климатические деньги ООН надо распределить между Северными странами пропорционально длине полярного круга для организации независимого от политиков и глобальных банков международного мониторинга Арктики в связи с ожидаемыми похолоданиями и необходимостью подготовки к новой ледниковой эпохе [14, 15].
На конференции в Копенгагене в конце 2009 г. В.М. Котляков в интервью уже от своего имени повторил некоторые основные положения письма-предупреждения  Президентам России [10, 15] о том, что «Глобальное потепление – это глобальная профанация» [31], что климат состоит из суммы колебаний и что скорее будет похолодание, чем потепление. Правда, в конце интервью академик признался, что он и ведущие климатологи руководимой им Секция РАН не умеют прогнозировать климатические изменения [31]. Поэтому из текста не ясно, как и откуда В.М. Котляков получил вывод о будущем похолодании. В интервью В.М. Котляков также умолчал, что сверхдолгосрочные климатические прогнозы были созданы в Московском университете им. М.В. Ломоносова почти 30 лет назад и опубликованы на русском [2-16, 18-20, 27] и английском [33-40] языках во многих рецензируемых и специализированных журналах и сборниках, включая сборник, изданный в Англии под редакцией академика [33].

Рис. 1. Модельные температуры Северного полушария даны в отклонениях от средней за 1951-1975 гг. Прогноз работает с 1965 г, с года окончания природного ряда (1660-1965 гг), на базе которого была построена модель температур [6, 18, 39].

Корреспондент  спросил В.М. Котлякова о подделках западными учеными в свою пользу климатических данных, но академик настаивал, что факты только игнорируются, но не подтасовываются. В качестве примера он рассказал  о маленьком похолодании 2008-09 гг., о котором умалчивают сторонники Киото [31]. Но и В.М. Котляков тоже умолчал о том, что в моих с соавторами прогнозах, которые работают с 1965 г., даже это «маленькое похолодание» было предсказано (рис. 1) [6, 18, 20, 39].  Автор писал В.М. Котлякову об этом будущем похолодании ранее, чем оно было зарегистрировано, так как именно с данным экстремумом [12 (пункт 3, 1-й абзац стр.4)] был связан прогноз повышенного числа опасных явлений в 2008+/-1 гг., о которых автор пытался предупредить Президента РФ В.В. Путина 5 января 2008 г.
Лукавит академик и в вопросе о подделкax климатических данных.  «Ученые» из Киотского протокола переписали в 2001 г историю климата за последнюю 1000 лет! Эти же «ученые» не допускают публикаций, противоречащих их гипотезе индустриального потепления [43]. Кроме того, нет никакой разницы между «умолчанием» и «подтасовыванием» фактов. Любая подделка информации включает в себя уничтожение реальных сигналов и включение ложных. Считать, что уничтожение сигналов (умолчание о них) «правдивее», чем включение ложных, является полным абсурдом. Замалчивание работающих климатических моделей [2-16, 18-20, 27, 33-40] приводит к экономическим потерям, которые можно было бы не допустить при использовании прогнозной информации, а также сдерживает развитие климатологии. 

Сопоставление климатических моделей и сценариев Киотского протокола

А) Киотские сценарии климатов для границы веков (1990-2007 гг.)

 

На рис. 2 даны линейные прогнозы, полученные специалистами Киотского протокола в 1990, 1995, 2001, 2007 гг. Они показаны прямыми линиями разного цвета. Реальные глобальные температуры, рассчитанные по разным методикам, представлены ломанными линиями. Современные средние температуры показаны тонкой горизонтальной пунктирной линией. Ни одна из четырех климатических моделей МГЭИК (IPCC 1990-2007, 2001, 1995 и 1990 гг) не предсказала стабилизации температур после 2000 года [44].  Киотские модельеры признают, что их многочисленные техногенные сценарии сильно отличаются друг от друга по темпам роста температур при отсутствии критериев сопоставления их достоверности (рис 2, 3).
Модели автора, состоящих из сумм 12-ти и 14-ти стабильных природных колебаний, показали стабилизацию температур после 2000 г на максимумах циклов от 250 до 1000 лет и дали правильные повышения (2005-2006 гг) и понижения (2008-2009 гг) глобальных температур. Кроме того модели предсказывают максимум  темтератур и повышение фона опасных событий в 2011-2012 гг (рис. 1) [6, 13, 18, 40].
Киотские сценарии не имеют ничего общего с климатом, который формирует сама природа. Будь то попытки предсказать глобальные температуры или вымирание человечества, ни один из прогнозов моделей МГЭИК не соответствует действительности (рис. 2). Зато эти прогнозы служили «серьезным обоснованием» для создания Киотского протокола» [44].
Б) Киотские сценарии для 1900-2300 гг.
Разные модели техногенного потепления на всякий случай перекрывают все возможные изменения климата. Киотские климатологи, как было сказано выше, не выделяют более или менее достоверные сценарии из множества представленных ими моделей (рис. 3). Они страхуются, на всякий случай, от неведомых им путей изменения климата, захватывая весь диапазон потепления.

Рис. 2. Прогнозы МГЭИК (IPCC): 1990, 1995, 2001, 2007 гг. Современный горизонтальный тренд температур показан черной пунктирной линией. Температуры даны в отклонениях от средней за 1980-1999 гг [44].

Рис. 3. Сплошные линии – это модельные глобальные средние значения приземного потепления (относительно 1980-1999 годов) для сценариев A2, A1B и B1, показанных как продолжение моделирования ХХ века. Затенение обозначает диапазон среднеквадратичного отклонения σ для годовых средних значений по отдельным сценариям [41].

На безответственные модели, включая представленные на рис. 2 и 3 результаты, потрачены сотни миллиардов долларов, а суммарный прогноз ничем не отличается от первичной гипотезы границы ХIХ и ХХ веков: потепление будет, но какое - сказать трудно!
Добавление к модели стабильных колебаний периодов в 515 и 1029 лет (рис. 4), найденных автором из более длинной реконструкции климата [42], позволяет восстанавливать прошлые и предсказывать будущие температуры на тысячу лет [6, 9, 39].
Очевидны различия между линейными «сценариями»  техногенного потепления (рис. 2 и 3) и климатическими прогнозами, использующими суммы стабильных колебаний природы, формируемых внутри Солнечной ситемы (рис. 1 и 4) [13, 14]. Техногенные сценарии по существу не являются прогнозами, так как нет критериев их сопоставления, у них отсутствуют возможности температурных реконструкций и сопоставлений с другими гео- и гелиофизическими процесами. Сумма техногенных «прогнозов» просто соответствует гипотезе потепления, так как из них невозможно выделить наиболее правдоподобный сценарий.

Рис. 4. Модельные температуры северного полушария (МТСП, 14 периодов от 7 до 1029 л) для 1600-2400 гг в отклонениях от средней температуры воздуха за 1951-1975 гг. Модель температур СП получена из ряда индексов годового прироста древесных колец за 1660-1965 и 800-2000 гг (тонкая зеленая линия) [6, 39].

Климатический сигнал, представленный суммами стабильных гармоник, выделяется на фоне шумов и короткопериодных гармоник из рядов природных индикаторов. В отличие от техногенных, гармонические модели позволяют проводить реконструкции и проверки собственной достоверности. Кроме того гармонические модели глобальных температур сопоставляются с другими природными процессами (сейсмической и вулканической активностью Земли, с солнечной активностью), которые воздействуют на климат. Например, на рис. 5 дано сопоставление годовых значений температур Земли и солнечной активности (СА) [12]. Очевидно, что СА и полярность магнитных полей существенно воздействует на температуру Земли. Так проводится дополнительная проверка гармонических моделей и выясняются взаимодействия климатических, тектонических и солнечных процессов [2, 6, 12, 39].
Взаимосвязи глобальных и региональных температур
Среднегодовые температуры воздуха у земной поверхности северного полушария (СП) являются основной характеристикой климатической системы. Используя весь материал инструментальных метеорологических наблюдений за период 1883-1983 гг можно построить сезонные карты регионального распределения осадков и температур при потеплении и похолодании СП. Коэффициенты линейных связей α между ТСП и сезонными значениями региональных температур наносятся на карту в виде изолиний. Оценки α безразмерны [25]:
α = ΔТ(φ, λ)/ΔТ                                                (1)
где ΔТ(φ, λ) – изменения сезонных температур в координатах (φ, λ), ΔТ – изменения ТСП. Сезонные карты изолиний показывают изменения величины ΔТ(φ, λ) при изменении ΔТ на 1°С. Для примера дана карта изменений региональных зимних ТСП (рис. 6).


Рис. 5. Модели солнечной активности (МСА) циклов Хейла и температур северного полушария (МТСП, 12 периодов от 7 до 230 лет) Земли  в отклонениях от средней температуры воздуха за период 1951-1975 гг. СА - среднегодовые данные наблюдений за СА [12].


Наибольшие относительные изменения сезонных температур при потеплении и, следовательно, при похолодании ТСП наблюдаются зимой (рис. 6) и осенью в Атлантическом секторе Арктики, в частности, на севере Западной Сибири в низовьях Оби и в Тазовской лесотундре. Именно из этих районов ранее были выбраны ряды годового прироста деревьев, которые позволили создать долгосрочные гармонические модели ТСП и температурного режима грунтов севера Западной Сибири [5, 6, 17, 18].

Долгосрочные климатические прогнозы и их значение

Изучение естественной динамики климатических показателей и климатогенных изменений природной среды имеет важное теоретическое и практическое значение. Теоретическая сторона подобных исследований связана с познанием закономерностей климатических колебаний, изменений экологических характеристик и возможностей их прогнозирования [13]. Практическая сторона дела определяется многочисленными задачами прогноза опасных лет с повышенным числом чрезвычайных ситуаций [13],  освоения северных территорий России и, главное, необходимостью решения сложнейших проблем выживания современного общества и сохранения на Земле межледникового климата, так как наступление новой ледниковой эпохи приведёт к разрушению существующей цивилизации [7, 8]. 
Начало ледниковой эпохи проще всего заметитить в Арктическом регионе, так как он наиболее чувствителен к глобальным изменениям климата (рис. 6). Здесь же в арктических морях и вблизи полюса начинает формироваться цепная реакция похолодания [22]  при периодических изменениях в характеристиках орбитального движения Земли. Увеличение разности температур между покрытой льдом Арктикой и экватором в последние 700 тыс лет неоднократно приводило к грандиозным переносам воды и уменьшению уровней океанов на десятки метров, возникновению покровных ледников на северных континентах и погружению их литосферных плит [3, 7, 8]. Детальное пространственно-временное изучение арктического климата и поиски путей его стабилизации является основной задачей человечества на ближайшие 300 лет. Это вопрос выживания цивилизации, на который необходимо найти ответ независимо от наличия или отсутствия ископаемых и биологических ресурсов Арктики. Запасы углеводородов на арктических шельфах снизят затратную часть решения этой проблемы, но не её сложность.


Рис. 6. Относительные изменения α (1) зимних региональных температур воздуха северного полушария [25].

Модели глобальных температур

Периоды движения небесных тел Солнечной системы (СС) регистрируются в гелио-геофизических процессах только тогда, когда они оказывают на них значительное влияние. При этом могут формироваться вынужденные или резонансные колебания с разными периодами, амплитудами и сдвигами фаз. Теоретическим путём получить упомянутые характеристики нельзя, поэтому их вычисляют эмпирически из временных рядов инструментальных данных или реконструкций гелио-геофизических процессов [39].
На прирост деревьев влияют сезонные и годовые температуры воздуха и почво-грунтов, осадки, уровни грунтовых вод, их минерализация, экспозиции склонов, другие факторы. В общем случае связь между годовым приростом и климатическими характеристиками очень сложна. Но в северных регионах можно подобрать группы деревьев, ряды радиального прироста которых будут коррелироваться с годовыми температурами воздуха и характеристиками почво-грунтов (рис. 6). Из таких рядов климатических индикаторов выделяют основные колебания ТСП [6]:
ТМ = а + ΣAJ*COS(2π*Г/ТJ – Φj)±2σ
ТМ = -0.489522+0.2*COS(2*π*(Г-949)/1029)+0.2*COS(2*π*(Г-987)/515)
+0.101*COS(2*π*(Г-1660)/230-2.787)+0.09768*COS(2*π*(Г-1660)/73+1.346)
+0.1015*COS(2*π*(Г-1660)/22-4.344)+0.06129*COS(2*π*(Г-1660)/105-4.623)
+0.0712*COS(2*π*(Г-1660)/44-1.57)+0.04959*COS(2*π*(Г-1660)/27-0.143)
+0.04236*COS(2*π*(Г-1660)/55-4.206)+0.0529*COS(2*π*(Г-1660)/18-3.278)
+0.04172*COS(2*π*(Г-1660)/15+0.18)+0.03811*COS(2*π*(Г-1660)/11-0.216)
+0.02545*COS(2*π*(Г-1660)/9-2.345)+0.02226*COS(2*π*(Г-1660)/7-2.619) ± 2*0,28433   (2)
где AJ, ТJ, Φj – амплитуды, периоды и фазы стабильных колебаний климатической модели, Г – грегорианский год точки модельной кривой, σ – средняя квадратическая ошибка.
Модельные температуры СП (2) и региональные среднегодовые температуры Тазовской лесотундры показаны на рис. 7. Интервалы выделения модельного климатического сигнала: 1660-1965 гг. [39] и 1000-1992 гг. [42]. Температуры приземного слоя воздуха на севере Западной Сибири в Тазовской лесотундре взяты из работ [5,19, 28].
Взаимосвязи глобальных и региональных температур
Относительные изменения среднегодовых температур Тазовской лесотундры можно получить из карт сезонных аномалий ТСП [25]. При изменении глобальных температур на 1°С значительные изменения зимних температур наблюдаются почти над всей территорией России севернее 60° северной широты и на Камчатке (рис. 6). В районе Тазовской губы проходит изолиния 4,5. Колебания годовых ТСП в циклах 4-6 лет составляет 1,1°С (коридор неопределённости, рис. 7), то есть разброс реальных колебаний зимних температур относительно модельных значений ТСП в этом районе приближается к 1,1*4,5 = 5°С.
Для осенних температур изолиния Тазовской лесотундры соответствует величине 2,3, а для весенних и летних сезонов она равна 1,0 [25]. Средний региональный коэффизиент для годового периода составляет величину (4,5+2,3+1,0+1,0)/4 = 2,2. Учитывая точность получения этой величины и удобство представления результатов, округляем её до двух. Поэтому на рис. 7 относительные изменения региональных годовых температур в Тазовской лесотундре (правая шкала) вдвое превышают изменения модельных годовых ТСП (левая шкала), причём основные увеличения амплитуд происходят в осеннее и зимнее время. Каждый градус левой (глобальной) шкалы соответствует двум градусам правой (региональной) шкалы.

Рис. 7. Модельные среднегодовые температуры СП (жирная линия) и коридор неопределённости (±2σ) модели (2), включающий с вероятностью 96% все колебания температур с периодами меньше 7 лет [6, 39], а также региональные годовые температуры Тазовской лесотундры (правая шкала) [5]. Аномалии температур показаны в отклонениях от средних температур за период 1951-1975 гг.

Температурный режим грунтов севера Западной Сибири

В исследуемом регионе ранее были получены тесные корреляционные зависимости (рис. 8) между изменениями среднегодовой температуры приземного слоя воздуха, характеристиками температурного режима грунтов на метеостанция Уренгой [5, 19, 28] и индексами прироста лиственниц Тазовской лесотундры [17]. В период инструментальных наблюдений (1890-1987 гг.) существует тесная корреляционная связь между скользящими 11-летними среднегодовыми температурами грунта на глубине 20 см в редколесье и моделью индексов прироста лиственниц в Тазовской лесотундре (1103-1968 гг.) [19]. Эта связь сохранялась и на прогнозируемом (1968-1987 гг.) интервале прироста [5].
Температуры торфянников (Тф) и редколесий (Рл) на сопряженных участках хорошо коррелируются (рис. 8). Среднезимние высоты снега (Сн) рассчитываются по номограммам, исходя из данных по осадкам за октябрь – май месяцы. Среднемноголетняя среднезимняя плотность снежного покрова по метеостанции Уренгой равна 0.23 г/см3. Отклонения плотности за отдельные годы не не превышают +/- 0,02 г/ см3 [19, 28].
В настоящей работе на том же примере показано, как можно уже по величине модельных среднегодовых ТСП (2), а не по значениям индексов прироста Тазовской лесотундры, реконструировать и прогнозировать изменения региональных характеристик климата и температурного режима мёрзлых грунтов. Единственное условие – в регионе должны проводиться режимные климатические и мерзлотные исследования. Приведенные данные позволяют всем исследователям самостоятельно составлять региональные климатических прогнозы и увязывать их с данными местных метеорологических и мерзлотных режимных наблюдений.

Рис. 8. Региональные среднегодовых температурах воздуха (ТВ, °С – правая шкала рис.7) и параметры температурного режима грунтов Тазовской лесотундры на севере Западной Сибири в 11-летнем осреднении: Т20, Рл и Т20, Tф – температуры (Т) грунта в °С на глубине 20 см (Т20) в редколесье (Рл) и в торфянниках (Tф); TП, А, - среднегодовые температуры (Т) и физические амплитуды (А) колебаний среднемесячных температур грунтов в °С на подошвах (П) сезонно-талых (СТС) и сезонно-мерзлых слоев (СМС); Qгод – среднегодовые теплообмены (Q) грунтов с атмосферой в ккал/см2; Огод - среднегодовые осадки (О) в мм за год; hСн, Рл, hСн, Tф – среднезимние высоты (h см) снега (Сн) в редколесье (Рл) и на торфянниках (Tф) [5].

Для упрощения графического представления реконструкций и прогнозов температурного режима грунтов корреляционные связи с региональными температурами воздуха (ТВ) показаны, как и ранее, в виде неравномерных вертикальных шкал. Все изменения во времени температур воздуха и режима грунтов при этом показываются с помощью одного графика (рис. 7), но каждая характеристика имеет свою вертикальную шкалу (рис. 8).
Анализ естественных вариаций ТСП, в частности, показал, что потепление СП и на севере Западной Сибири завершится к 2035 г., после чего возникнет длительный тренд похолодания, связанный с холодными периодами в 515 и 1029 лет (2). Сезонно-мерзлые слои (СМС) будут замещаться сезонно-талыми слоями (СТС). На тренде похолодания будут наблюдаться аномалии потепления длительностью до 115 лет, связанные с ритмами в 230 и менее лет (рис. 7).
Корреляция индексов прироста, температур воздуха и грунтов более полно отражает условия произрастания деревьев на их северной границе. Предел произрастания, соответствующий нулевому радиальному приросту, в восточной части Западно-Сибирской лесотундры соответствует среднегодовой температуре -3°С на глубине 20 см в редколесье [1], или среднегодовой региональной температуре воздуха -11°С (рис. 8), или среднегодовой аномальной ТСП, равной -1,5°С (рис.7). Коридор неопределённости ТСП касался этой температуры в середине ХII века, когда наблюдался глубокий минимум индексов прироста лиственниц Тазовской лесотундры [5]. В XXIII веке колебания температур внутри десятилетних циклов будут часто опускаться ниже этого предела (рис. 2), что может привести к гибели лиственниц и смещению на юг границ леса.
Прогноз и преобразование климатического режима Арктики.
С 2035 г по 2150 г будет проходить похолодание от 230-летней волны (рис.7), к которой постепенно будут добавляться похолодания от 500 и 1000-летних периодов (2). Прогнозируемое к 2300 г похолодание само по себе представляет серьзную угрозу для северных стран [8]. Мы уже прожили в межледниковом периоде среднее время его существования и высока вероятность того, что это обычное для голоцена похолодание перейдёт в следующую ледниковую эпоху с подключением холодных фаз периодов в десятки и сотни тысяч лет [4, 8, 36, 40]. Годы 2024±1 и 2067±1 будут последними наиболее тёплыми годами (рис.7).
Учитывая приближение ледниковой эпохи необходимо подготовить комплексную программу мерзлотных, ледовых, гляциологических наблюдений и активных воздействий, препятствующих похолоданию Арктики [7]. Эти воздействия должны уменьшить наибольшие амплитуды (А≥1) климатических периодов Т: 22, 73, 230, 515 и 1029 лет (2). За оставшееся время эффективность используемых воздействий можно проверить только на периодах в 22, 73 и 230 лет. Амплитуды А≥1 имеются также у ледниковых периодов в 79 и 93 тыс.лет [3], которые также необходимо уменьшить.
До наступления ледниковой эпохи температуру земной поверхности в СП необходимо повысить до 16°С за счёт уничтожения плавучих льдов Арктики. Это восстановит климат, существующий 2,9 млн.л тому назад [7, 8]. Тогда возникновение астрономической ситуации, которая в последние 700 тыс.лет неизбежно приводила к ледниковым эпохам, только снова уменьшит ТСП до современного уровня и температуры будут колебаться в пределах 0,5°С, то есть ТСП снова будут соответствовать температуре межледниковья (рис. 7).
Чтобы каждый год просто уничтожать формирующиеся льды Арктики человечеству нужно производить энергии в 1000 раз больше современного уровня [8]. Решение этой задачи в ближайшие 50-100 лет вряд ли возможно. У нас также нет рычагов управления солнечной активностью и движением планет. Но мы можем при помощи отражающих экранов частично изменить направления потоков солнечной энергии, тёплых и солёных течений океанов и подвести их к поверхности морей Арктики. Надо только, чтобы эти или другие технические средства привели к таянию плавучих льдов [8, 14].
Теоретические и экспериментальные разработки, долговременные наблюдения и испытания методов стабилизации климата межледниковья необходимо развернуть немедленно и решения нашей конференции должны способствовать осознанию этого факта научными и государственными чиновниками всех северных стран и ООН.

Новая ледниковая эпоха

Наш короткий 200-летний климатический оптимум закончится вблизи 2100 г. (рис. 7, t =-0,4°C). Затем к 2330 г аномальные температуры понизятся до -1,2°C. Гармонические модели показывают сглаженную многолетнюю температуру. Реальная среднегодовая температура может отличаться от прогнозной примерно на ±0,5°C [6, 39].
Скоро окончится и более длинный теплый период, в котором возникла наша цивилизация. Межледниковье началось 7500 лет до нашей эры при температуре -1,0°С (рис. 9) и закончится в 2350 г при примерно той же аномальной температуре -1,2°С в отклонениях от средней температуры за период 1951-1975 гг. (рис. 7). Линейный тренд, указанный зеленой линией на рис. 9, говорит о том, что температура в -1,0°С будет достигнута не ранее, чем через 3000 лет. Для Киотских климатологов такая линейная оценка выглядит вполне научно. Но из рис. 7 ясно, что критическое похолодание произойдёт к 2350 г. Это похолодание благодаря положительным обратным связям очень быстро перейдет в новый ледниковый период, связанный с холодными фазами волн длительностью более 14 тыс.лет [3, 4, 34, 40]. При этом общее время нашего межледниковья составит обычные для этого периода 10 тыс. лет: 7500+2350=9850 лет.


Рис. 9. Температуры Северного полушария в текущий межледниковый период в отклонениях от средней температуры за период 1951-1980 гг.(ссылка)

Основной целью человечества должна стать задача сохранения климата межледниковья, срок которого истекает (Рис. 9). Его надо сохранить в астрономически неблагоприятный период, соответствующий условиям длительного оледенения. Для этого необходимо искусственно воссоздать климат, бывший на Земле 2,9 млн лет тому назад. Перед учеными, инженерами и экологами на этом пути стоят множество сложнейших комплексных задач, которые ранее никогда не ставились [14, 22].
Но решить их надо и теоретически и технологически до начала нового ледникового периода. Иначе льды снова покроют северные части Евразии и Америки (рис. 10). Площадь ледниковых щитов (А) увеличится на 30 миллионов квадратных километров, их объем (V) - на 60 миллионов кубических километров.  Уровень океанов опустится на 100 м. Современные портовые сооружения окажутся вдали от морских берегов. Инфраструктура развитых стран будет уничтожена. Прогибы земной коры приведут к активизации землетрясений и, возможно,  громадных вулканов [14].
Если ученые и инженеры не найдут способов стабилизации климата, то цивилизация в ее современном виде может исчезнуть вместе с нашим межледниковым периодом. Основные проблемы цивилизации связаны не с потеплением, а с похолоданием климата! На фоне предстоящих значительных похолоданий особенно абсурдной выглядит борьба цивилизованных северных стран - от Канады до России - с отсутствующим техногенным потеплением.
Программа стабилизации межледникового климата Земли
Учитывая приближение ледниковой эпохи необходимо подготовить новую международную комплексную программу исследовательских и рутинных метеорологических, ледовых, мерзлотных и гляциологических наблюдений, а также активных воздействий на климат, препятствующих похолоданию Арктики [7, 8, 9].

Рис. 10. Ледниковые покровы и морские льды северного полушария в последний ледниковый период: Азия — слева, Европа — сверху. Великие озёра Америки покрыты огромным ледником. LA - Лос Анжелос, W - Вашингтон, A - Анкоридж, P - Пекин, M - Москва, Мадрид, B - Берлин, St - Стокгольм, R - Рим. http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/4/42/Northern_icesheet_hg.png


Необходимо прекратить абсурдные траты денег на конференции по 15-20 тысяч участников, которые голосованием определяют «верность» научного результата или технического решения. Руководство работами и их выполнение следует поручить компактным группам ученых и инженеров, не связанных ранее с коррупционными схемами Киотского протокола. Информационные центры должны непрерывно обобщать полученые результаты, освещать достижения, промахи и новые направления исследований в научных и популярных журналах.
Надо понимать, что за оставшееся время эффективность используемых воздействий можно проверить только на трех периодах в 22, 73 и 230 лет, имеющих значительные амплитуды. Поэтому методы управления потеплением климата должны быть разработаны с большим, примерно, пятикратным запасом.
До возникновения новой ледниковой эпохи необходимо научиться подводить к поверхности Северного ледовитого океана (СЛО) дополнительные количества энергии в виде морских течений из низких широт, солнечной радиации через спутниковые отражатели, более тёплой и солёной воды из глубин СЛО, техногенного тепла от промышленной деятельности в Арктике и ускоренно выводить из СЛО ледовые покровы и холодные потоки воды в низкие широты.
Проблема стабилизации климата важна для выживания всего человечества и является объективной причиной для его объединения перед лицом грядущей опасности. Поэтому в ближайшие годы необходимо срочно создать первый вариант комплексной Программы стабилизации межледникового климата Земли. В ее разработке должны принять участие ведущие специалисты из различных областей науки и техники: астрономии и космических технологий, исследователи солнечно-земных связей, физики, геофизики, механики, специалисты в области атомной энергетики, биофизики, геологии и бурения, вулканологии и тектоники, мерзлотоведения, гляциологии, климатологии, океанологии и другие. Работы хватит для всех!
Необходимо исключить участие политиков и ведущих коррупционных чиновников от науки, запятнавших себя активным участием в разработке и продавливании коррупционного Киотского протокола. Все детали формирования, финансирования, выполнения, обсуждения результатов и изменений  Программы должны быть полностью открыты и постоянно обсуждаемы всем научным сообществом.

Список литературы
1. Атлас Тюменской области. Вып. 2, Москва - Тюмень, 1976.
2. Берри, Б. Л. Синхронные процессы в оболочках Земли и их космические причины. Вестн МГУ. Сер. 5, №1, 1991, с. 20-27.
3. Берри Б. Л. Основные системы геосферно-биосферных циклов и прогноз природных условий. Биофизика. Т.37, вып. 3, 1992. с. 414-428.
4.Берри Б.Л.  Периодичность геофизических процессов и её влияние на развитие литосферы // В сб.: Эволюция геологических процессов в истории Земли. Под ред. Лаверова Н.П. М.:Наука. 1993. С. 53-62.
5. Берри Б.Л. Вариации климата и температурного режима грунтов в прошлом тысячелетии и прогноз вариаций для ближайших столетий. http://www.netpilot.ca/geocryology/num3/articles.html  Journal of Geocryology, v. 3, 2001.
6. Берри Б. Л. Спектр солнечной системы и модели геофизических процессов: Геофизика. №3, 2006 а. 64-68.
7. Берри Б. Л. Освоение Арктики и стабилизация климата. 'Том 1, Теория и практика оценки состояния криосферы Земли и прогноз её изменений. Материалы международной конференции. Тюмень, 29-31 мая 2006 б. с. 59-62
8. Берри Б.Л. Прогноз природных процессов и проблемы стабилизации климата.// В сб.: Математические методы анализа цикличности в геологии. Т.13. Под ред. Афанасьева С.А. М.:Воентехиниздат, 2006 в. С.158-168.
9. Берри Б. Л. Живём по законам похолодания. Журнал «Знание-Сила», №3 (945), 2006г. 16-21.  http://geoberry.ru/zhivem%20po%20pravilam%20poholodanija.html
10. Берри Б. Прогноз чёрных полос в жизни природы и общества.
Письмо-предупреждение Б.Л. Берри Президенту России В.В. Путину от 5.01.2008 г
об опасностях 2008 г. 2008 а  http://geoberry.ru/prognoz%204ernyh%20polos.html
http://www.netpilot.ca/geocryology/annals/volume7/6.pdf
http://www.epochtimes.com.ua/ru/articles/view/7/16418.html
11. Берри Б. Ответ Берри Б.Л. на Е –мейл рецензию ак. В.М. Котлякова  от 27.03.2008 г. 2008 б.

  http://www.netpilot.ca/geocryology/annals/volume7/6.pdf
12. Берри Б. Л., Управление климатом, его прошлое и будущее. Журнал «Холод'ОК», №1(6), 2008 в. 72-78

. http://geoberry.ru/ypravlenie%20klimatom.html
13. Берри Б.Л. Гелио-геофизические и другие процессы, периоды их колебаний и прогнозы. // Геофизические процессы и биосфера. 2010. Т. 9, № 4. С. 21-66.
14. Берри Б.Л. Регистрация (3 млн.лет) и прогноз (0.3 млн.лет) глобальных экологических показателей и пути сохранения климата последнего межледниковья. Материалы 4-й конференции геокриологов России. МГУ имени М.В. Ломоносова, 7-9  июня 2011г. 2011 а с.15-21.
15. Берри Б. Киотский протокол –афера рубежа тысячелетий? 2011 б.
Часть 1. http://madworld.com.ua/988-kiotskij-protokol-afera-rubezha-tysyacheletij.html
http://www.epochtimes.com.ua/science/theory-and-research/kiotskyj-protokol-afera-kordonu-tysjacholit-

chastyna-1-v19224.html (22.04.2011)
Часть 2. http://www.epochtimes.com.ua/ru/science/theory-and-research/kyotskyj-protokol-afera-rubezha-t-

sjacheletyj-chast-2-t23444.html (21.03.2011)
Часть 3. http://www.epochtimes.com.ua/ru/science/theory-and-research/kiotskij-protokol-

afera-rubezha-tysjacheletij-chast-3-t23703.html (18.04.2011)
Часть 4. http://www.epochtimes.com.ua/ru/science/theory-and-research/kiotskij-protokol

-afera-rubezha-tysjacheletij-chast-4-t23704.html (25.04.2011)
16. Берри Б.Л., Кузнецов О.Л., Баренбаум А.А. Циклы: состояние и проблемы исследования //  Вестн. МГУ. Сер. География. № 1. 1992. С. 17–25.
17. Берри Б.Л., Либерман А.А., Шиятов С.Г. Периодические колебания индексов прироста лиственницы сибирской в Тазовской лесотундре и их прогноз. Экология, 1979, N6. С. 22-26.
18. Берри Б.Л., Либерман А.А., Шиятов С.Г. Реконструкция и прогноз температур Северного Полушария по вариациям индексов прироста деревьев на полярной границе леса. - Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 5, География, N4, 1983, с.11-17.
19. Берри Б. Л., Лукичев В.Ф. Реконструкция и прогноз климатических характеристик и температурного режима грунтов севера Западной Сибири. В сб. Методические основы изучения опасных природных явлений и оценка ущерба от них. Деп. ВИНИТИ, 9.09, 88, N6945, Москва, 1988, с.215-228.
20. Берри Б. Л., Мягков С. М., Фрейдлин В. С. Синхронные изменения активности опасных явлений и их прогноз. Вестн. МГУ. Сер. 5, №.3, 1986. с. 20–29.
21. Болтон К. Р. План Ротшильда о создании мирового правительства. Foreign Policy Journal, 2011.03.24. "Хвиля" 2011.04.08. http://hvylya.org/index.php?option=com_content&view=article&id=10195:rothschild&catid=

31:2011-02-07-11-56-20&Itemid=43
22. Гросвальд М. Г. Евразийские гидросферные катастрофы и оледенение Арктики. — М.: Научный мир, 1999. 120 с.
23. Заседание Совета Безопасности РФ от 17 марта 2010 года «О мерах по предотвращению угроз национальной безопасности Российской Федерации в связи с глобальным изменением климата». http://www.scrf.gov.ru/conferences/47.html
24. Климатическая доктрина Российской Федерации. 2009.12.17. http://kremlin.ru/acts/6365.
25. Ковынева Н.П. Закономерности современных изменений полей приземной температуры воздуха и атмосферных осадков. - Изв. АН СССР, Сер. География, N6, 1984, с.29-39.
26. Котляков  В М. Е-мейл рецензия на письмо Б.Л. Берри Президенту РФ В.В. Путину. 2008. http://www.netpilot.ca/geocryology/annals/volume7/5.pdf
27. Кузнецов О. Л., Берри Б. Л., Баренбаум А. А. Природные циклы и экологическое прогнозирование. В сб. Отв.ред. Кузнецов О.Л. «Циклы природных процессов, опасных явлений и экологическое прогнозироваие». М. 1991. 6-26.
28. Лукичев В.Ф. Расчет глубин сезонного промерзания и протаивания грунтов в различных природных условиях. Проблемы нефти и газа Тюмени. Вып. 58, Тюмень, 1983, с.83-86.
29. Миронов С. Международная конференция «Климат как политика». 2010. http://www.spravedlivie.ru/i_meghdunarodnaja_konferencija__klimat_kak_politika_.
30. Перов А. 2010. Россия и новый «мировой климатический порядок».  Доклад Фонда национальной энергетической безопасности. Международная конференция. Климат как политика. Москва. 29.04.2010, http://www.energystate.ru/news/1764.html
31. Петелин Г., Бушев А. Академик Котляков: Глобальное потепление – это глобальная профанация. Свободная Пресса. 7 декабря 2009 года 16:24 http://svpressa.ru/society/article/18055/
32. Полозова Л.Р., Шиятов С.Г. Влияние термического режима на радиальный прирост деревьев в различных условиях их местообитания. Экология, 1975, N6.
33. Berry, B. L., Variations and interrelations between helio-geophysical characteristics. In: Kotlyakov, V.M., Ushakov, A., Glazovsky A. (Eds.), Glaciers-Ocean-Atmosphere Interactions, IAHS, Publ. No.208, International Association of Hydrological Sciences. 1991. 385-394.
34. Berry, B. L. Basic Systems of Geosphere-Biospheric Cycles and the Prediction of Natural Conditions. Biophysics, vol.37, No.3, Great Britain, Pergamon Press Ltd., 1993 а, pp. 328-341 (in English).
35. Berry B. L.  Prediction of Natural Climatic Changes till 2060. Canadian Water Resources Journal, vol.18, No.4, 1993 б. pp. 409-416.
36. Berry B.L. Regularities of natural cycles, predictions of climate and surface conditions. Hydrological Processes. Vol.12, 1998 a, p.2267-2278.
37. Berry B. L., Long-term predictions from three million years of climatic, glacial and periglacial history. Permafrost. Seventh International Conference. June 23-27, 1998 б. 115-116.
38. Berri B. Long-term predictions of the Red River Floods (RRF). Adapting to Climate Change in Canada 2005. Understanding Risks and Building Capacity. Conference Program and Abstracts. Montreal, Quebec, Canada, 157.
39. Berry B.L. Solar system oscillations and models of natural processes // Journal of Geodynamics. 2006 а. № 41, Issues 1-3. С. 133-139.
40. Berry, B.L. Development of the Arctic region and stabilization of the global climate. International conference. Earth Cryosphere Assessment: Theory, Applications and Prognosis of Alterations. Tyumen. Russia. 2006 б, с. 59-62.
41. Climate Change 2007: Working Group I: The Physical Science Basis
http://www.ipcc.ch/publications_and_data/ar4/wg1/en/figure-10-4.html
42. Esper J., Cook E.R., Schweingruber F.H. Low-frequency signals in long tree-ring chronologies for reconstructing past temperature variability. Science 295. 2002. 2250-2253 (2002).
43. Happer W. The Truth About Greenhouse Gases. First Things. June/July 2011
http://www.firstthings.com/article/2011/05/the-truth-about-greenhouse-gases
Published by the Global Warming Policy Foundation. 16 с.
http://www.thegwpf.org/images/stories/gwpf-reports/happer-the_truth_about_greenhouse_gases.pdf
44. Hoffman D. F. Extinction, Climate Change & Modeling Mayhem. Sun, 2/06/2009 http://theresilientearth.com/?q=content/extinction-climate-change-modeling-mayhem
45. Overpeck J., Hughen, D., Hardy D., Bradley R., Case R., Douglas M., Finney B., Gajewski K., Jacoby G., Jennings A., Lamoureux S., Lasca A., MacDonald G., Moore J. Arctic environmental change of the last four centuries. Science vol.278, 1997, p.1251-1256.
46. Raymo, M.E. The initiation of northern hemisphere glaciation. Annu. Rev. Earth Planet. Sci., №22, 1994. 353-383.
47. Robinson, А. B., Noah E. R., Soon W. Environmental Effects of Increased Atmospheric Carbon Dioxide. 2007.  http://www.oism.org/pproject/s33p36.htm;

 

 

 
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением
российского и международного законодательства и возможно только с согласия автора.